Алексей Власов

Политика российского руководства на постсоветском пространстве неоднократно становилась объектом самой серьезной и во многом справедливой критики. Отсутствие четкой концепции, ситуативность, приоритет сиюминутной выгоды над стратегией, "экономизм" - все эти упреки можно было адресовать "главным специалистам" по ближнему зарубежью от министерств до различных "учреждений по связям".

Начало 2000-х должно было стать поворотным моментом, новой точкой отсчета в отношениях России и СНГ. Президент РФ Владимир Путин провозгласил постсоветское пространство сферой приоритетных интересов внешней политики нашей страны. Вслед за этим последовало еще одно важнейшее признание: Россия должна повернуться лицом к соотечественникам в странах ближнего и дальнего зарубежья, стать "собирателем пространства "русского мира", который, конечно, значительно шире, чем сама Россия".

Но любая стратегическая цель достигается через решение более частных задач, над освоением которых трудится множество ведомств, общественных организаций, частных лиц. Получится ли объединить их усилия, найти средства (людские и материальные) для того, чтобы президентский наказ не растворился в бюрократическом море, не стал еще одной имиджевой программой без шансов на практическую реализацию? Хотелось бы верить в обратное, хотя опыт реализации программы по возвращению соотечественников не может пока настроить на позитивный лад.

Объединить всех, кто говорит на русском языке, кто обращается к русской культуре, кто (вне зависимости от национальности) считает себя частью "русского" или "российского" мира, исключительно сложная, но вместе с тем вполне решаемая задача. Если рассматривать ее не в качестве очередной предвыборной идеи, а как важнейшую миссию для нынешних поколений, ставших свидетелями распада великого государства и намеренных восстановить единство русского мира, уже не в старом "имперском" значении, а в глобальном, цивилизационном смысле.

Каким должен стать первый шаг? Он уже сделан. Подписан президентский указ о создании Фонда "Русский мир". Несколько дней назад Фонд начал свою практическую деятельность. Главным направлением его деятельности будет поддержка программ развития русского языка в странах ближнего и дальнего зарубежья.

Действительно, нет более мощного и действенного инструмента объединения "русского мира", нежели русский язык. Интеграционные возможности русского языка, русской культуры длительное время не использовались и в половину возможностей - все по тем же причинам, приоритетам политтехнологического подхода над реальной работой с русскими диаспорами в странах ближнего зарубежья.

Китай создает по всему миру Институты Конфуция. Что это, как не действенный инструмент расширения сферы китайского влияния через изучения языка (далеко не самого простого для освоения), культуры, традиций, обычаев? А готова ли Россия поддержать потребности русской диаспоры в странах ближнего зарубежья в сохранении, подчеркну это слово - "сохранении" позиций русского языка? Особенно, на фоне закрытия русских школ в ряде стран СНГ, отсутствия квалифицированных преподавателей, качественных учебников и многого другого, что позволило бы не расширять, речь пока не об этом, а выживать русскому языку, не во враждебной даже, а в "равнодушной" среде? На недавних выборах в одной из стран Содружества имел возможность сравнить материальную базу русской и национальной школы. Каменный век и "лицей будущего" - вот результат самого простого сопоставления. Мелочь? Но за этой мелочью судьбы учителей, школьников, престижность русского языка+

Необходимы средства массовой коммуникации, объединяющие "русский мир" единой информационной сетью, необходимы постоянно действующие Ассоциации Соотечественников, проводящие форумы, конгрессы, конференции по русской, российской истории, русскому языку в странах постсоветского пространства, без стыдливой оглядки на местные власти (а что там скажет +).

В этом стремлении к единству не должно быть политики в том примитивном смысле, к которому приучили общество наши доморощенные любители виртуальных технологий. Это должно быть осознанное желание быть рядом, несмотря на разделенность границами. Точно так, как эмигранты первой волны в Париже, Константинополе, Праге продолжали ощущать себя частью России, несмотря на неприятие той политической системы, которую строили большевики.

Шестнадцать лет прошло с момента распада Советского Союза, а многие только сейчас задаются вопросом: а что произошло с теми людьми, которых геополитическая катастрофа оставила за пределами Родины? Но все равно, лучше поздно, чем никогда. Вектор сближения "русского мира" в России и за ее пределами обозначен. Предстоит серьезная и кропотливая работа, в которой роль научного сообщества исключительно велика. А роль историков - важна вдвойне. И симптоматично, что первые шаги на этом благородном пути делает Институт Русской истории. Ибо на смену истории "раскола" настало время писать историю объединения русского, российского мира.