С.Ю. Неклюдов - «Поле знания» и современный педагогический процесс

Вероятно, каждый университетский преподаватель, имеющий возможность на протяжении последних 10-15 лет наблюдать современное студенчество, может констатировать постоянное, причем довольно быстрое снижение общеобразовательного и общекультурного уровня (наличие несомненных исключений не меняют общей картины). Это относится и к элементарной безграмотности (которая в былые годы не позволила бы перейти из 7-го класса средней школы в 8-й), и к неразвитости логического мышления, и к удручающему географическому и историческому невежеству поколения, воспитанного, по удачному наблюдению Ю.Е. Березкина, на «Гарри Потере» и «Властелине колец», а не на Жюле Верне и Стивенсоне [Образование в антропологии и социальных науках // Антропологический форум, № 3 (СПб., 2005). С. 24]; есть и другие дефициты.

Повторю: наличие достаточного культурно-образовательного уровня у студентов — сейчас скорее исключение, чем правило. Он падает с каждым годом, причем в большинстве случаев перечисленные лакуны явно имеют системный характер. Их причины различны: разрушение предшествующих образовательных матриц, смена которым пока не пришла; Интернет, как бы снявший необходимость запоминания информации (поскольку «там все можно найти»); вообще изменившееся отношение к фундаментальному знанию, престиж которого неумолимо падает.

В результате студент не обладает достаточным уровнем «предзнания» (или фонового знания), без которого невозможно адекватное усвоение предмета. Если для понимания надо опереться на какие-либо факты из истории культуры или литературы, на самые общие этногеографические представления, а подобные знания полностью отсутствуют, то никакой диалог учителя и ученика, о необходимости которого теперь говорится так много, не состоится и состояться не может. Отсюда — необходимость разработки курсов «пропедевтического» знания, без чего последующие занятия малоэффективны.

Однако общая историко-культурная и эпистемологическая проблема лежит глубже, чем просто в элементарной «недоученности» поступающего в университет. Дело в разрушении формируемых знанием систем, к которым в конечном счете относятся и географическая карта, и хронологическая таблица, и правила грамматики. Вероятно, отсутствие «склада старых знаний» препятствует появлению «познавательных матриц», необходимых для обучения концептуальных систем (фреймов, скриптов), и восполнение этих дефицитов представляет собой несопоставимо более сложную задачу.