В.К. Финн К логике и методологии гуманитарного знания (тезисы)

 I. Известны две противоположные точки зрения относительно природы гуманитарного знания – идеи Г. Риккерта о коренном отличии наук о культуре и  наук о природе и идеи Венского кружка о возможности унифицированного языка науки.

II.

(1). Действительно, реально существующие системы гуманитарного (ГЗ) и естественно-научного знания (ЕНЗ) имеют дуальную архитектуру. ГЗ: значительный по объему и содержанию массив идей и предположений и существенно меньший массив следствий; ЕНЗ: обозримое множество понятий и допущений (аксиом, правил, гипотез) и превосходящее их по объему множество следствий (дедуктивных и экспериментальных).

(2). Языки ГЗ не имеют разработанных формальных средств для выражения дескриптивных и аргументативных функций, используемых для систем представления знаний; ГЗ представимо в виде концепций, а не теорий (в точном смысле); основным средством представления знаний в системах ГЗ являются идеи, а не понятия (герменевтический круг – существенный эффект ГЗ); логическим средством практически употребляемым является аргументация, а не доказательство.

Существенным принципом исследований во многих гуманитарных дисциплинах является историзм как способ познания (отметим также вспомогательные приемы рассуждения и представления знаний – аналогии и метафоры и неформализованную индукцию).

III. Особенность научных данных многих гуманитарных дисциплин – тексты, а, следовательно, их понимание есть необходимый этап формирования концепций (отметим здесь важность развития аппарата семиотики, логики аргументации и формального аппарата объяснения).

IV. Фундаментальной особенностью ГЗ, присущей тем дисциплинам, которые связаны с историзмом, является применение не теории соответствия (как теории истины), а теории когерентности (согласования с имеющейся системой знаний). Второй особенностью является недвузначность оценок высказываний, образующих ГЗ (т.е. неаристотелевские теории истины).

V.  Новая парадигма логики и методологии науки способна быть аппаратом исследования ГЗ (там, где это возможно!).

(1)   Культ силлогистики и средств традиционной логики – архаизм.

(2)   Современная логика – наука о рассуждении (правильном рассуждении), включающем формализацию догадок, порождения гипотез, а, следовательно, логика – генератор эвристик, соответствующих данному материалу (фактам, текстам, возможным измерениям и т.д.).

(3)   Логика и методология современной науки способна формировать открытые теории (квазиаксиоматические теории), использующие правдоподобные рассуждения.

(4)   Логика формализует синтез познавательных процедур, образующих эвристику для исследования неформализованного материала (пример эвристики: индукция + аналогия + абдукция с последующим возможным применением дедукции).

(5)   Логика использует формальные языки с дескриптивными и аргументативными функциями (это означает представление отношений и применение формальных средств аргументации).

(6)   Открывается возможность использовать аппарат порождения гипотез из данных, а также обрабатывать большие массивы данных экспериментально посредством компьютерных систем.

VI. Возможна методология ГЗ, отражающая его особенности (не-Риккерт, не-Венский кружок) такая, что она:

(1)   предлагает уточнение идей, преобразуя их в понятия (системы понятий),

(2)   выделяет системы исходных отношений для изучения фактов, индуктивных обобщений,

(3)   формирует эвристики, адекватные изучаемому материалу,

(4)   применяет аргументацию для принятия утверждений,

(5)   использует организованный компьютерный эксперимент, если сделано представление данных и знаний (там, где возможно),

(6)   формализует объяснение посредством абдуктивной процедуры,

(7)   в качестве результата исследований порождает концепцию в виде открытой теории, допускающую фальсификацию (критерий демаркации), включающую достаточное основание для принятия высказываний (см. (6)).

VII. Сферы приложения логики и методологии:

(1)   изучение социального поведения с использованием качественного анализа данных,

(2)   формальная эпистемология компьютерных систем (интеллект как идеальный тип в системах ИИ), что дает возможность имитации некоторых аспектов сознания;

(3)   компьютерная лингвистика,

(4)   формирование систем понятий и средств аргументации в исторических исследованиях (с точки зрения трех теорий истины – соответствия, когерентности и прагматической теории);

(5)   качественный анализ данных в юридических дисциплинах (например, в криминалистике).

VIII. Внедрение культуры измерения: отображение систем отношений в числовые множества.

IX.  Понятийные системы, представление знаний, рассуждения и порождение фальсифицируемых гипотез, формирование концепций и использование эксперимента там, где это возможно, используя при этом интеллектуальный анализ данных.

Таким образом, Тезисы VI – IX образуют новую тенденцию для формирования логики и методологии исследования гуманитарного знания.

X. 18 век – механика, 19 век – физика и механика, 20 век – физика, вторая половина 20-го века – молекулярная биология.

 

Возможно, что вторая половина 21 века – реализация новой парадигмы ГЗ: критическое познание социальной реальности для рационального на нее воздействия.

Материалы, названные В.К. Финном как полезные для знакомства с позицией, которую он предполагает разворачивать в своем докладе:

 

1. Финн В.К. Интеллектуальные системы и общество. М.: Едиториал УРСС, 2006, 2007.

 

Статьи:

  1. Неологицизм: философия обоснованного знания. С. 36 – 51 (напечатана также в: Есенин-Вольпин А.С. Философия. Логика. Поэзия. Защита прав человека.
    Избранные научные работы и статьи. М.: РГГУ, 1999).
  2. Интеллектуальные системы: проблемы их развития и социальные последствия. С. 105 – 128.
  3. Интеллектуальные системы и общество: идея и понятия. С. 286 – 322.
  4. Логика интеллектуальных систем как средство системного анализа в социологии. С. 323 – 334.
  5. Логические средства формализации закрытых опросов и проблема распознавания рациональности мнений. С. 335 – 343.
  6. Гуманитарное знание и искусственный интеллект. С. 52 – 57

 

2. Эволюционная эпистемология и логика социальных наук: Карл Поппер и его критики. М.: Едиториал УРСС, 2006.

 

Статьи:

  1. Бернайс П. О рациональности. С. 154 – 162.
  2. Поппер К. Призыв Бернайса к более широкому пониманию рациональности. С. 163 – 175.
  3. Поппер К. Логика социальных наук. С.  298 – 313.
  4. Финн В.К. Эволюционная эпистемология Карла Поппера и эпистемология синтеза познавательных процедур. (Вместо послесловия). С. 364 – 424.

 

3. Хвостова К.В., Финн В.К.

Проблемы исторического познания в свете междисциплинарных исследований. М.: РГГУ, 1997.