Березовая Л.Г. - Инновационное образование как «суровая необходимость» информационного общества

Березовая Л.Г.

Докт. ист. наук, проф.

Кафедра культуры мира и демократии РГГУ

(495) 526-37-26 e-mail lgber@yandex.ru

 

Тезисы

1. Современный гуманитарный  мир складывается как результат протекания «трех революций». Революциями эти процессы можно назвать по глубине проникновения, масштабам охвата и радикальности последствий. Радикальные изменения в информационной сфере во второй половине ХХ в. были замечены гуманитарным сообществом первыми и первыми же стали объектом анализа. Мы имеем дело не просто с количественным ростом информации, но с качественным ее изменением, поскольку 90% имеющейся информации никем и никогда не будет востребовано. Информационный поток на уровне массовой культуры нашел выход – архивация и визуализация информации в образы массовой культуры и доставка ее в сознание потребителя в упрощенном виде. Архивация ликвидирует атрибут старой информационной культуры – текст. Текст как таковой – анахронизм. Новое поколение мыслит не текстами, а образами и символами; не страницами, а экранами, даже если экран заполняют буквы. Книжная культура Просвещения закончилась и стала роскошью или профессией.

Вторая группа радикальных перемен («революция») происходит в сфере коммуникаций. Создан иной род коммуникаций, в т. ч. виртуальные коммуникации. Они породили сверхкоммуникации, т. е. глобализацию коммуникаций. Коммуникационное мышление публично, и это совершенно меняет стиль и способы мышления. Коммуникационное мышление постоянно в движении, оно не принадлежит ни одному из субъектов.

Следствием первых двух глобальных процессов стала «революция научного знания». Осознаваясь как следствие информационных процессов в конце ХХ в., изменяющееся научное знание само превратилось в фактор гуманитарных изменений современного общества. С последнего десятилетия ХХ в. мы можем говорить именно о революционном изменении сущности и содержания гуманитарного научного знания.

Многозначность и поликонцептуальность научного знания – только внешние признаки совершающейся «перезагрузки» научного знания. Глубинный процесс – гомогенизация или синкретизация знания, по крайней мере, гуманитарного. Тают границы между отраслями гуманитарного знания. Все вместе и слитно – о человеке и обществе. На мой взгляд, в последние годы самая сильная экспансия идет со стороны культуры как сильнейшего средства в манипулировании сознанием. Поэтому всюду идут опыты социокультурного моделирования, социокультурных интерпретаций, социокультурных сценариев.

2. В стратегическом развитии России система образования имеет статус решающего и первенствующего фактора. Современный человек – не библиотека знаний, а каталог к ним. Педагогика XXI в. переходит на позиции не столько «обучения» конкретным знаниям, сколько на привитие умения учиться постоянно, поскольку конкретные знания теперь «устаревают» за 3-5 лет. Нельзя ничему научить, но можно всему научиться. На «вызовы» информационного общества, в которое встраивается Россия, должен быть «ассиметричный» ответ образования. Говорят, генералы всегда готовятся к прошлым войнам. Наше образование готовит замечательных специалистов для XIX века, просветительского общества текстов, книг, научных дискуссий, научных журналов и неспешного общения.

В последнее десятилетие проектирование верификации российского образования продолжало вращаться в кругу прежнего понимания образованности: систематичность, обширность, профессионализм. Этот круг устарел. На мой взгляд, будет предпочтительна «изменчивость», или то, что сейчас все чаще называют инновационным знанием. Ключевым продуктом образовательного проекта в данном формате может считаться целостная (гомогенного, т. е. однородного уровня и стиля) образовательная программа с изменяющимися содержанием и структурой. Межпредметные связи, о которых так много и впустую говорили прежде, теперь – суровая необходимость. Я бы говорила о единстве и целостности всей образовательной программы каждого направления обучения.

Особое значение в ситуации продвижения инновационного знания приобретают педагогические стратегии и методика преподавания. По сути, они должны вырабатывать единственные «навыки и умения» – навыки и умение непрерывно учиться.

Это означает переход от «предметов» и «дисциплин» к цельному образовательному проекту. В каких формах  можно сделать первые шаги? Во-первых, это изменение в работе образовательных структур. Скорее всего, общее направление движения будет происходить по линии взаимопроникновения кафедр и центров не только в административном и образовательном, но еще и в научном отношении, преодолевая «предметный» снобизм. Во-вторых, следует ожидать появления фигуры «модератора» направления – то, что в Болонской системе именуется «академическим консультантом» по конкретному образовательному направлению. Главной трудностью – достижение компромисса между преподавателями и кафедрами и организация педагогической коммуникации. Идеал – «команда» преподавателей. Наверно, потребуется «административный ресурс».

Потребуются и методические новации, которые имели бы целью обучение не собственно курсу и предмету, а технологиям обучения на материале и в стилесистематические курсы. А аттестации могут приобрести более глобальные и перманентный характер. Эксперименты в этом направление достаточно активно ведутся в РГГУ, требуется их обобщение и продолжение. предложенного курса. Тогда может не понадобиться читать

3. В проекте инновационного образования важно не столько формулирование целей и методов, сколько эксперимент и фиксация промежуточных результатов. Ключевой точкой приложения сил и показателем происходящих сдвигов будет не столько изменение самих студентов, сколько изменение типа преподавателей. Все ресурсы РГГУ следует направить именно на инициирование и поощрение инновационности в работе преподавателей – тогда можно ожидать зримого результата. Без энтузиазма и отваги преподавателей не обойтись. А РГГУ обладает огромным преподавательским потенциалом.