В. В. Платонов - О философских аспектах методологии гуманитарного знания


В докладе  В. К. Финна рассматриваются проблемы формализации социально-гуманитарного знания в терминах «новой логики», которая отходит от культа силлогистики и исследует правильные рассуждения, включающие формализацию догадок, порождения гипотез, формализацию синтеза познавательных процедур, образующих эвристику для исследования неформализованного материала. Эвристика включает такие процедуры как индукция, аналогия, абдукция с последующим возможным применением дедукции. В докладе верно отмечаются такие особенности гуманитарного знания как его представленность в форме концепций, а не теорий, включение герменевтики, опора на аргументацию, а не  доказательство, вспомогательные приемы рассуждения  - аналогии, метафоры, неформализованную индукцию.

Некоторые высказывания требуют уточнения, с точки зрения философии, ее  исторического и актуального взаимодействия с науками. Вряд ли «идеи» могут трактоваться в бинарной оппозиции к «понятиям». Идеи это концепты, которые, как и сам этот термин, появляются в философии.  Последняя исходит из допонятийных форм, свойственных спонтанным мировоззрениям – «доксы» мнений, «максим» (Кант), «точек зрения» (Поппер) или даже невербализованных переживаний (Хайдеггер). Однако философия ввергает их в дискурс – «диалог аргументаций» (Лиотар), в котором они взаимообогащаются или же подвергаются фальсификации, и те, которые выдерживают ее, выступают как интерсубъективно приемлемые. Они определяются в контексте эпистемы или теории и выражаются в форме наиболее общих понятий или категорий. Их интерсубъективность,  с точки зрения логического позитивизма, есть необходимое условие верификации, однако философским идеям  недостает эмпирической интерпретации. Вопреки позитивизму, некоторые идеи получают математическую интерпретацию уже в античной геометрии, а также элементы эмпирической интерпретации - в различных областях античной преднауки. В Новое время важнейшие философские идеи получают интерпретацию в экспериментальных науках, способствуя освобождению от теологии, а также полаганию исследовательских программ опытных наук, в том числе и утверждению логических начал – в эмпиризме Ф. Бэкона, рационализме Р. Декарта. В XX веке возникает ряд специализированных философий, которые получают интерпретации в терминах специальных наук – философия математики, физики, биологии и др., в том числе, философия образования. В революционизирующихся науках обозначаются области экстраординарных исследований, в которых специализированная философия выступает в форме «метафизических исследовательских программ» (Поппер, Лакатос), артикулирующих новые идеи пространства, времени и причинности в физике или же теленомической детерминации в биологии. В области гуманитарного знания выдвигается идея телеологической детерминации как основы функционирования и развития культуры. В. К. Финн верно подчеркивает особенность базы данных гуманитарных дисциплин – тексты, однако это следует развернуть. Вообще произведения культуры (включая и III мир К. Поппера), а также нормативные системы и институции - государственные, правовые, хозяйственные, технические - не объяснимы каузальной детерминацией (биологической, психической, социологической). Формализация концепций феноменов культуры опирается на своеобразную «базу данных» о различных уровнях телеологической детерминации - на экзистенциально-личностном уровне, на уровне коммуникативных отношений, институций, подразделений культуры;  когнитивных  отношений (репрезентативная функция языка как кода культуры) - мир науки; коммуникативных (соответственно функции языка) – политика, право, мораль; экспрессивных – искусство. Наконец, на интегративном уровне культуры – философско-мировоззренческом - телеологическая детерминация выступает как рациональность - Вебер, Поппер, Франкфуртская школа, Хабермас, Лиотар («метанарративы), Деррида («эпистема науки и философии» в модерне). Фуко различает общую «рациональность эпохи» и особенные формы рациональности политики, права, науки, рынка, подчеркивая их автономность и противостояние диффузному смешению и некомпетентному вмешательству. 

 Если уж рассматривать проблемы формализации гуманитарных дисциплин, то, очевидно, речь должна идти о формализации указанной телеологической базы данных. При этом возникает ряд сложных проблем, таких как формы рациональности традиционных обществ в соотношении с целерациональностью модерна, а также более общая проблема  «сшивания» телеологической   и других форм детерминации культуры.