Отчет о работе 27 марта - Теория и методология гуманитарного знания

 

Перевод как проблема социальных и гуманитарных наук

 

Первым мероприятием из восьми междисциплинарных круглых столов, запланированных в рамках пленарной программы Гуманитарных чтений РГГУ - 2009, стал круглый стол по «переводу в широком смысле слова»: переводу на иностранные языки, с языка одной научной дисциплины на язык другой, переводу между разными формами знания и опыта. С первым докладом - «Актуальность проблемы перевода для современного гуманитарного познания» - выступила ведущий научный сотрудник ИВГИ проф. Н.С. Автономова.

В докладе речь шла о том, что перевод, который прежде рассматривался лишь как техническая и вспомогательная деятельность, в наши дни предстает уже не только как посредник в межкультурном и межъязыковом обмене, но и как условие возможности любого познания в социальной и гуманитарной области. Речь шла о том, что произошел «перевод(овед)ческий поворот» - продолжение и развитие «лингвистического (точнее, языкового) поворота». Для русской науки этот «поворот» и сам перевод как род научной деятельности имеют особое значение, поскольку в последние десятилетия русскому научному языку пришлось усваивать огромное количество новых идей и, соответственно, много новых слов и языковых средств. Проблема переводимости / непереводимости нередко оборачивается проблемой познаваемости / непознаваемости.

А.В. Смирнов посвятил свой доклад именно проблемам непереводимости - на примере русского и арабского языков. В арабском языке, как показал докладчик, высказывание о действии или процессе может не быть маркировано в плане времени - и такое описание действия или процесса невозможно передать средствами русского, английского или других европейских языков, в которых всегда приходится сопровождать высказывание о действии указанием на время его протекания: прошлое, настоящее или будущее. Такое свойство арабского языка, по мнению А.В. Смирнова, сказалось, в частности, на освоении мусульманскими мыслителями античного (греческого) философского наследия. Доклад вызвал оживленную дискуссию, которая, несомненно, нуждается в продолжении: проблема непереводимости требует комментариев и со стороны практиков перевода, и со стороны теоретиков культуры.

Первый содокладчик, В.П. Филатов, подчеркнул, что современные социальные и гуманитарные науки не имеют общего, единого, языка - и в этой ситуации дисциплина под названием «философия науки» призвана выполнять роль «переговорщика» и «переводчика» между другими гуманитарными дисциплинами.

Т.В. Бузина говорила о переводе как показателе качества мысли, показателе состояния языка и научной культуры. Перевод (в случае его неудачи) выявляет либо несостоятельность (некачественность) исходного материала, либо несостоятельность (незрелость, непригодность) языка перевода, либо несостоятельность переводчика. Задача исследователя - определить, о каком из трех видов несостоятельности идет речь в каждом конкретном случае.

О.В. Гавришина показала, что при изучении фотографии как исторического и человеческого документа проблема перевода также возникает - перевода фактов  реального динамичного мира на статичный язык фотоизображения, впоследствии - на язык интерпретации, одновременно и редуцированный, и предполагающий нагруженность дополнительными контекстами. Здесь также есть свои ситуации непереводимости.

В контексте этой дискуссии несколько неожиданно прозвучало высказывание В.Ф. Спиридонова о том, что перевод стал очередной научной модой, которая может уводить ученых от более самостоятельного рассмотрения научных проблем. Выступив со своей репликой именно на этом круглом столе, В.Ф. Спиридонов сыграл роль человека, требующего не рефлексировать по поводу работы, а работать - и тем самым затронул извечный вопрос о необходимом балансе между практикой и ее рефлексией.

В развернувшейся вслед за этими докладами дискуссии прозвучали разные мнения по поводу оправданности акцентирования в современном гуманитарном знании «переводческого» или «переводоведческого» поворота. Так, Н.И. Кузнецова обратила внимание на то, что значительная (если не большая) часть читаемой нами научной литературы - это переводы, доносящие до нас чужую мысль с большими или меньшими искажениями. В ином ключе высказался В.Д. Губин, заметивший, что лучше с трудом продираться сквозь оригинальный немецкий текст Хайдеггера или Гегеля, чем читать переводы, пусть и сделанные даже очень уважаемыми специалистами. Дискуссия была прекращена лишь из-за исчерпания отведенного времени: к размышлению над затронутыми в ней вопросами, вероятно, ученым РГГУ предстоит еще не раз вернуться. 

 

 

Классическое гуманитарное знание - история и филология -

в начале XXI века

 

В выступлениях, предварявших второй междисциплинарный круглый стол «теоретического» дня Гуманитарных чтений РГГУ, директор ИФИ РГГУ П.П. Шкаренков и директор Центра визуальной антропологии и эгоистории Н.И. Басовская вспоминали о «золотом веке» Историко-филологического факультета. П.П. Шкаренков коротко описал историческую судьбу филологии (изменение ее статуса и взаимоотношений с другими дисциплинами), упомянув при этом о кризисе филологии - как об уже пройденном этапе, имевшем к тому же благотворный характер (речь шла о нынешней применимости/применяемости филологического инструментария к нетрадиционно широкому для филологии материалу, обусловленной расширением объема и содержания понятия «текст»). Предвидя полемические отклики на высказанные им тезисы, П.П. Шкаренков передал слово докладчикам.

В.И. Тюпа (доклад «Эвристический потенциал нарратологии») определил основные этапы истории нарратологии - от пионерской работы К. Фридеманн «Роль нарратора в эпической прозе» (1910) до увлечения нарратологической проблематикой среди историков и распространения соответствующего подхода на нехудожественные виды дискурса (были упомянуты медицинский дискурс и, конечно, дискурс теоретический; теория как объект нарратологии).

В докладе Ю.Л. Троицкого «Историческое событие как конструкт» актуальными задачами историографии были названы преодоление нарративного упрощения в репрезентации истории и освобождение от «тоталитаризма» темпоральной последовательности, имитирующей каузальность. Ю.Л. Троицкий предложил два пути решения этих задач:  а) помещение события в разные по масштабу контексты и б) использование разных тропологических стратегий. Оба пути сулят полноту описания и «объемное» видение событий, пусть и ценой утраты последовательности и непротиворечивости.

Доклад С.Н. Зенкина имел, по замечанию П.П. Шкаренкова, провокативное название: «Итоги филологического проекта». Подойдя к филологии как к историческому объекту, имеющему свое место на карте гуманитарного знания, свою эволюцию, свои противоречия и тенденции, С.Н. Зенкин показал, что филология повторила путь критики, прослеженный Старобинским в статье «Отношение критики» (2001). Этот путь характеризуется все меньшим вниманием к языку, к словесной природе текста; филология, другими словами, все меньше оправдывает этимологическое значение собственного имени. Замечания докладчика о существовании слова «филология» в русском языке как пережитке и об утопическом характере «филологического проекта» вызвали оживленную дискуссию.

В заключительном докладе («Компаративистика и/или поэтика») И.О. Шайтанов описал ход развития одного из главных направлений филологической мысли - поэтики, и напомнил о пользе для современной филологии трудов А.Н.Веселовского.

В ходе заключительного обсуждения прозвучали комментарии не только к выступлениям докладчиков, но также и к научным мероприятиям, состоявшимся в рамках программы подготовки по направлению «Теория и методология гуманитарного знания» Гуманитарных чтений РГГУ - 2009. Так, например, с развернутой репликой, посвященной докладу Г.С. Кнабе «Культура как норма и культура как причуда. Cultus в древнем Риме» выступила доцент Центра визуальной антропологии и эгоистории РГГУ И.П. Кулакова. Подводя итоги «круглого стола», П.П. Шкаренков сказал о «едином пространстве современного, актуального гуманитарного знания», которое, по его мнению, можно было наблюдать на состоявшемся круглом столе.

 

***

 

Третьей частью «теоретического и методологического» дня работы Гуманитарных чтений стала презентация научных изданий Отделения интеллектуальных систем Института лингвистики РГГУ, подготовленная совместно с коллегами из сектора интеллектуальных информационных систем ВИНИТИ РАН. Вел мероприятие д-р техн. наук, проф., завотделением интеллектуальных систем Института лингвистики РГГУ В.К. Финн. Были представлены только что вышедшие, а также готовящиеся к изданию в ближайшее время научные работы в области интеллектуальных систем. Были продемонстрированы результаты работы программы, основанные на применении так называемого ДСМ-метода порождения гипотез, активно разрабатываемого в Отделении интеллектуальных систем. Этот метод может применяться как для анализа различных типов данных, так и в образовательном процессе и даже, например, в таких, казалось бы, отдаленных от гуманитарного знания областях, как проектирование роботов. Впрочем, наблюдение за результатами применения ДСМ-метода именно в этой области, пожалуй, вызвало среди досидевших до позднего вечера гуманитариев не меньшее оживление, чем могло бы вызвать, вероятно, в среде программистов или инженеров.